Инферно

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Инферно » Шрам » Бункер B-27


Бункер B-27

Сообщений 1 страница 10 из 19

1

Расположенный на втором подземном уровне бункер В-27, который занимает Иаков, представляет собой жилое помещение, находящееся в одной из нескольких ячеек, выдолбленных в скальной породе. Ничем не отличается от остальных, кроме наличия здесь отдельной душевой и небольшой кухни.
Несмотря на не слишком комфортабельные условия, здесь уютно. Стены окрашены в светлый хаки. Мебель собрана из пластиковых и древесно-волоконных панелей. Основное помещение разделено на две равных по размерам, небольших комнаты. Все, что есть в одной - это большой, во всю стену встроенный шкаф и кровать напротив него. Над кроватью висит простое деревянное распятие. Лампы освещения вмонтированы в стену и потолок. Вторая комната представляет собой ни что иное, как рабочий кабинет. Простой добротный стол, книжный шкаф, бар и пара функциональных металлических кресел.
Здесь же на одной из полок помимо множества книг находится старый, работающий проигрыватель и коллекция пластинок с музыкой от классики до мэйнстрима 50-х - 70-х годов двадцатого столетия. На стене находится голограмма имитирующая пейзаж за окном, имеет четыре режима: весна, лето, осень, зима и изображает небольшой сад.
В душевой кабине есть специальный ящик с медицинскими принадлежностями и препаратами. Походный порядок и минимум вещей свидетельствуют о том, что здесь всегда готовы к грядущей зачистке. Комнаты отделены друг от друга "купейной" перегородкой.

2

» Шрам » Катакомбы

- Душ, виски и старая музыка. – Усмехнулся Иаков. Миновав длинный, как кишка коридор, лейтенант и снайпер вышли на лифтовую площадку. Затем спустились на второй подземный уровень. Он ничем не отличался от предыдущего. Переходы были похожи на муравьиные ходы. Все те же каменные коридоры, оцинкованные двери с электронными замками. У бункера В-27 Иаков остановился. Набрал код и отошел в сторону, пропуская снайпера впереди себя. Среагировал датчик движения. Зажегся тусклый свет. Яркий Иаков не любил.
Молча лейтенант указал на дверь душевой кабины. Пройдя в комнату с распятием на стене, выдвинул бельевой ящик. В нем аккуратной стопкой были сложены одинаковые майки цвета хаки и камуфляжные штаны. В верхнем отсеке висели кители без нашивок и погон, и полевые куртки. Другой одежды у лейтенанта попросту не было. Открыв другую дверцу, Иаков вынул свежее полотенце. Трудно было даже представить себе беспорядок. Такое здесь было попросту невозможным.
Жилище лейтенанта выглядело чистым и пустынным, и только в другой комнате, оборудованной как рабочий кабинет, на столе лежала не слишком аккуратная стопка газет, которые Иаков не так давно спешно просматривал. Свежую прессу передавали с «курьером» каждый день. Лейтенант ежедневно внимательно просматривал новостные колонки, экономическое обозрение с курсом акций крупнейших компаний и некрологи.
- Грязную одежду сложишь в корзину. – Сказав это, лейтенант вручил Уиллу стопку чистой одежды и отправился на маленькую кухню, где за простым функциональным столом стояли два обычных жестких стула.
В лагере повстанцев было несколько оборудованных прачечных. Немногие женщины, что делили с отверженными не слишком уютный быт, были заняты там или в столовой.
Отправив Уилла в душевую, Иаков принялся искать виски. Обнаружился даже лед. К бутербродам с сыром, сделанным на скорую руку, добавилась банка оливок, которые лейтенант выложил в стеклянную тарелку.
Одинокий стакан появился рядом с откупоренной бутылкой. Кубики льда ждали своего часа в пластиковой форме. Поглядев на дело рук своих, удовлетворенный результатом спешных сборов угощения, Иаков отправился в кабинет, чтобы поставить очередную пластинку. На сей раз это был альбом Nazareth - Hair of the Dog. Четкий ритм зазвучал с привычным «песком» старого винила, и через сорок секунд Дэн Маккаферти возопил легендарное:
«Now you're messin' with a
A son of a bitch».
Старая музыка как нельзя лучше выражала эмоции Иакова.

Отредактировано Иаков (2011-04-11 21:20:49)

3

Уилл даже не предполагал, что ему предложат искупаться. Это оказалось, конечно, кстати, но все равно неожиданно. Мутант решил расценить этот жест доброй воли как единовременную помощь. В квартире Иакова он уже бывал, а вот оценить удобства отдельного санузла довелось впервые. Душевая оказалось маленькой, но, как показалось Уиллу, чистой до стерильности. Не теряя времени и помня про лимит горячей воды, мутант тщательно и быстро помылся, яростно растирая жесткой мочалкой кожу докрасна, но потом все же позволил себе немного постоять под струями просто так. Преследовавшая его вонь устремилась в водосток вслед за мыльными смывками, за пеной от шампуня.
Переоделся уже в чистое, собственное шмотье сложил стопкой, чтобы не позориться, и оставил на корзине с твердым намерением самому отнести вещи в прачечную. То-то смех: Иаков ему из прачечной белье носит.
Резкими движениями, какими некоторые начищают ботинки, Уилл высушил полотенцем короткий пух на голове, а затем немного пригладил его ладонью. Хорошо хоть не каракулевым вырос.

Оказалось, за то время, пока снайпер возвращал себе божеский вид, Иаков успел накрыть для него стол с угощением. Предполагалось, что пить Уилл будет один, но как раз этому он не удивился. Никогда никто не видел как Иаков пьет, ест или снимает маску. В любое другое время мутант отдал бы должное такому гостеприимству, но сейчас, даже не смотря на подступившее чувство голода, Шоу понимал, что и куска не сможет проглотить. Может быть, конечно, виски притупит отвращение к еде.
Уилл, повернувшись к Иакову, не без доли смущения поблагодарил его, прислушиваясь к незнакомой музыке.
-Спасибо. Я хоть пахну теперь как нормальный человек.
В отличие от своего лидера, знатока и ценителя музыки, снайпер был полностью в этом отношении "не копенгаген", по его собственному выражению. Уилл любил красивое, имел какое-то чувство прекрасного, но неразвитое. Он вполне мог простодушно восхититься тем, о чем понятия не имел.
Мутант еще раз пригладил затылок. Предплечья у него были сейчас открыты и было видно, что они тоже покрыты белесым пухом - редким и гораздо более тонким, чем на загривке. На ощупь как кашемир. Кто-то в шутку предлагал разводить таких как Уилл для промысла.
- У тебя тут все еще можно курить? - усмехнулся Шоу, кивая на сигареты.

4

- Даже запах дерьма не портит хорошего человека. Но лучше, когда запаха дерьма нет. – Пошутил лейтенант.
Иаков нажал кнопку вытяжки-вентилятора. Послышался тихий гул. Табачный дым он переносил сносно, но там, где не так много воздуха, следует его хорошо очищать. Правда, даже очищенный он содержал в себе либо взвесь пыли, либо излишнюю влагу.
Здесь – не то, что на улице в садах и скверах Метрополиса, где деревья уже выпустили почки.
- Кури. – Лейтенант вынул из морозильника лед. Кубики со стуком посыпались в стеклянную квадратную емкость. Достал из ящика щипцы, положил их на стол, потом сел напротив Уилла. Взял бутылку, наполнил стакан снайпера. Лед тот положит сам.
Лейтенант положил ладони на колени. Какое-то время он молчал, как будто что-то обдумывая, или просто слушал старую музыку. За Иакова сейчас говорила дерзкая песня. Лейтенант сидел немного приподняв голову.
- Интересно, что они придумают, чтобы прикрыть свой зад на этот раз? – Вопрос был по большей части риторическим. – Вы очень хорошо сработали. Осталось дождаться утренней газеты. Сравнить правду и вранье. – Вновь послышался глухой смешок.
Провокация была слишком явной. Потом Иаков намеревался встряхнуть банку с пауками. Правда, подобраться к ней ближе пока что по понятным причинам не мог.
- Я знаю, что тебе это тяжело далось. – Упреждая возражения, лейтенант поднял ладонь. - Всем было тяжело. Сейчас расслабишься немного, выспишься и забудешь. Лучше все это забывать.
Сапожник без сапог, давал советы. Сам он, тем не менее, мог забыть при надобности что угодно. Кроме одного.
- Нужно будет повторить. Я хочу, чтобы вы с Мистером проинструктировали тех, кто пойдет в следующий раз. Страха не нагоняйте, но стоит рассказать.

Отредактировано Иаков (2011-04-11 23:18:24)

5

- Хорошо, - Шоу с немой благодарностью согласно кивнул. Все таки до чего хорошо было то, что Иаков не заставлял своих людей надрываться без лишней надобности. Тяжелой ходки два раза подряд снайпер бы не выдержал.
Он щедро насыпал в стакан льда. На пустой желудок сразу нагружаться не хотелось, к тому же Уилл имел плебейскую привычку грызть льдинки. Молчаливо салютнув, парень отпил из стакана и снова принялся дымить.
- Зад могут прикрыть, а могут и не прикрыть, - пожал он плечами.
По большому счету ему самому было все равно, как будут выкручиваться власти. Повстанцы свою работу сделали - теперь была очередь других. Иаков всегда знал, что делает, и ему верили.
Он хотел бы забыть ходку и зрелище жрущего каннибала так же легко, как Иаков об этом говорил. Было бы здорово иметь настолько железные яйца, чтобы завтра поутру легко встать, почистить зубы и, посвистывая, отправиться в столовку жрать бутерброды с кофе. Кое-кто из местных отморозков, наверное, мог бы так. Но не от большой крутости, считал Шоу, а от небольшого ума. Так бывает иногда, что-то в башку не помещается.
- Лишь бы нам потом это боком не вышло. Чтоб всяких сукиных сынов мучениками не сделать... Или ничего? Пусть?
Уилл мало разбирался и в политике, и не особенно этого стеснялся. Но если уж Иаков хочет обсудить, почему бы не поддержать беседу и не просветиться?
- Хороший виски, - пробормотал мутант, делая еще глоток.

6

- Если зад не прикрывать,  начнется паника. Даже, если будет так, я хочу на это посмотреть, Уилл. – Мужчина потер руки. – Свалить на нас то, что они сделали месяц назад, было хорошей идеей. Но слишком грубо сработано. – Сейчас он говорил об удачном покушении на предыдущего Монарха, которое с неопровержимыми доказательствами записали на счет Иакова и его людей. Однако именно Иаков слишком хорошо знал, что  убрав одного,  продвинешь к власти другого. Нужно быть последним дураком, думал он, чтобы взрывать правительственные машины и уничтожать кровососов по одному.  Ломать надо саму систему. Показывать ее несовершенство вполне конкретными методами. Подогревать и без того возросшее недоверие к властям. Люди боятся собственной беззащитности.
Лейтенант подался вперед к Уиллу:
- Я хочу, чтобы правда вылезла на поверхность. Там свои убивают своих. – Не нужно обладать особой догадливостью, чтобы понимать, что такой штат охранки могли обойти только свои люди, прекрасно знающие недочеты системы.
- Мне в какой-то мере льстит, что верхом нашей экстремистской деятельности стал подрыв машины монарха, даже если мы ее не подрывали. Потому что в таком случае мы натянули всю службу безопасности Метрополиса со всеми ее ищейками в штатском, записывающими устройствами, тотальной слежкой и бесконечной волокитой. – Лейтенант от души рассмеялся.
Он хорошо помнил срочные выпуски, газетные заголовки и постную мину канцлера, изображавшего деловитую, предприимчивую, мужественную скорбь. Военная элита была вынуждена кивать в такт, как китайские болванчики, признавая трагические ошибки.
- У каждой войны есть свои герои. И мученики тоже. Пусть будут. История не может быть без имен, Уилл. Главное, их правильно использовать.
Виски цвета темного янтаря, купленный по случаю одним из связных, был неплохого качества, и Иакову было приятно, что снайпер его оценил.

7

- Тебе видней, - согласно кивнул снайпер.
Уилл верил лидеру, даже завидовал ему: тому, как четко и ясно тот видит свою цель, и, главное, знает какой дорогой идти. То, что путь был извилист, сложен и скользок от крови, роли уже не играло. Если бы Шоу не оказался в лагере повстанцев, то так бы и плыл по течению, не особенно осматриваясь по сторонам. С покорностью человека, на котором давно поставили крест, и злостью, потому что не досталось доли послаще.
На Иакова Уилл смотрел с уважением и немного снизу вверх, хотя тот и держался просто. Конечно, сопротивление властям, бунтарство не представлялось мутанту билетом в светлое будущее, но зато жизнь перестала быть бессмысленной. Все меняется, когда есть ради чего рисковать.
Каким бы скептиком ни был Уилл, он допускал мысль о том, что все таки своими глазами увидит, как рушится этот зиккурат государственной машины. Даже если к власти придет другой, хитрый и ловкий политик, который сумеет сыграть на ситуации грамотно, все равно цель в какой-то мере будет достигнута. Шоу не раз пытался умозрительно представить, что случится, если Иаков добьется своего, но понимал, что многое упускает из виду и многого не учитывает. Государственная политика не то же самое, что обычный дележ территории между бандами. А вот человек в маске был образованным и умным, и он-то уж точно знал чего хочет.
- А потом, Иаков? Что будет потом? Если люди наконец-то увидят какие подонки сидят у власти, режим, конечно, сменится так или иначе. Но кто его возглавит?

8

Иакову нравилась простота Уилла. Главным образом потому, что тот умудрялся в обычном разговоре задать непростой вопрос.
Лейтенант помолчал немного, обдумывая ответ. Нужно было изловчиться, объяснить Уиллу так, чтобы он понял, чего добивается Иаков. Из него самого был хороший военный лидер, но способность главы повстанцев добиваться своего была далека от навыков политика, и абсолютная власть не прельщала его. Лейтенант искал справедливости.
- У Метрополиса будет президент и парламент. Пусть их изберут люди. – То, что он сказал, звучало утопично, но Иаков всерьез полагал, что, свергнув нынешнюю власть и установив определенный политический режим, реально добиться относительного равноправия. Если найти верную точку приложения сил.
Тем не менее, подрывной деятельности было мало. Необходимо было, чтобы переворот инициировали не только голодранцы, но и те, кто терпел налоговое бремя – коммерсанты.
Люди с чистыми руками и гладко выбритыми лицами были полезны Иакову. Они обладали тем запасом доверия, измерявшегося и в денежном эквиваленте, который помог бы решить проблему малой кровью.
- И никаких церковников у власти. Церковь должна быть отделена от государства. Только тогда можно будет вздохнуть свободно. – Сказав это, Иаков невольно подумал, сколько еще у него уйдет лет, чтобы хотя бы увидеть приближение этой идеи к реальности.
- Здесь никто не верит в Бога так, как о нем говорит. – Хмыкнул лейтенант. – Церковь давно напоминает парк аттракционов.

9

- Интересно, а когда-нибудь было иначе? - риторический вопрос оказался не без иронии.
Уилл пригубил виски, прихватил зубами подтаявший кубик льда.
В рядах повстанцев были служители церкви, сохранившие сан и расстриги, и общение с ними было другим, нежели со священниками в приходе. Уилл и забыл уже, когда последний раз заходил в церковь по собственной воле. В детдоме и колонии они слушали мессу каждое воскресенье, но из-под палки это было делать сподручнее. А здесь, в катакомбах, религиозные чувства имели не совсем привычный вид. У повстанцев все было попроще, и, как ни странно, понятнее. Но к мессе Шоу все равно не ходил: чувствовал себя неуютно и неловко.
- Ты говоришь, парламент, выборы... Но послушай, это ведь не десятки, даже не сотни людей. Огромная прорва народу. Кто будет их организовывать? Ведь даже для того, чтобы прошли выборы, нужен какой-то руководитель или наподобие. Тот, у кого есть авторитет, в конце концов. Вот как ты - у нас, - мутант затушил сигарету, стукнув когтями о край пепельницы. - В городе есть влиятельные люди. Они-то как примут все эти перепиндосы? Они ведь и между собой могут начать грызться... Значит, должен быть все таки кто-то, чей авторитет непререкаем. Или нет? Мне кажется, было бы здорово, если бы на нашей стороне оказалась какая-нибудь шишка...

10

- Правильно говоришь. – Отозвался Иаков тише обычного. Когда-то он верил по-настоящему или по-настоящему… заблуждался? Перед глазами всегда был пример отца. Того самого «хорошего полицейского», который честно исполнял свой долг. Рикетт старший однажды ответил на вопрос сына свои вопросом «Кто, если не мы?», и Дин поверил. Дин думал, что изменит этот мир, будет бороться с преступностью, беспорядком, станет подобно псу сторожить покой граждан. Ведь Метрополис, как безглазое дитя у семи нянек, так нуждается в их опеке. И в сущности ничего не изменилось. Теперь бывший лейтенант подразделения специального назначения Дин Рикетт искал правду на другой стороне закона.
Вера никуда не делась. Ему казалось, что он отбросил ее, избавился, как от туманящего взгляд бельма. Но изломанная и искореженная она осталась простым крестом распятия на стене над узкой, функциональной кроватью его  бункера.
- Все верно. Должен быть кто-то. – Согласился Иаков. – И это должен быть кто-то не испачканный кровью и ковырянием в дерьме. – То, к чему клонил лейтенант, при более тщательных размышлениях, становилось ясно как белый день. Новый лидер должен быть чист, молод, перспективен, харизматичен настолько, чтобы можно было спокойно заниматься своим делом в его тени.
- Ты считаешь, что нас недостаточно поддерживают? – Среди тех, кто продавал оружие и технику повстанцам, были люди, преследовавшие свои интересы. Денежные операции с привлечением большого количества средств делали организацию Иакова далеко не бедной. Иначе бы как он с такой легкостью обещал Аарону поддержку? Смех сгладил неловкость от первого вопроса Уилла:
- У тебя есть кто-то на примете? – Лейтенант шутил. Но в каждой шутке, как известно…


Вы здесь » Инферно » Шрам » Бункер B-27