Инферно

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Инферно » Алая Чума » Подвал дома у дороги


Подвал дома у дороги

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Почти превратившийся в развалины многоэтажный жилой дом.

2

>>Нирвана. Арка.

Вероятно именно тот последний, отчаянный вздох, который Фрай успел запомнить, и привел действие вещества в Абсолют, заставив померкнуть сознание. Не надо было дышать - зачем-то тихо и незнакомо отозвался внутренний голос, всегдашний советчик. Не надо было...
Это повторяющееся эхом размышление крутилось в его голове с момента отключки до момента пробуждения. Хотя, если быть честным, пробуждением это состояние могло считаться лишь отчасти. Фраю же скорее показалось, что он просто умер во сне.
Или, по ощущениям, в процессе умирания.
Долгого, затянутого, вызывающего ломоту в суставах и мышцах, подступающего к горлу тошнотой, мутного и не дающего сразу сфокусировать взгляд, умирания.
Не надо было дышать... - Подумал Фрай и попытался поднять голову, чтобы хотя бы напоследок окинуть взглядом то место, в котором он оказался.
Глаза слезились... хотя может это он просто всплакнул со страху, но с кем не бывает.
Очень медленно, выплывая из тугого марева продолжительного воздействия наркоза, Ян начал соображать. Мысли двигались неохотно, ворочались в голове, повторяясь и сбиваясь, но все же сознания хватило на то, чтобы реально понять - он очень крепко влип. А так же то, что Гордич не забеспокоится раньше завтрашнего дня, а начав поиски, узнает о том, что подчиненный нарушил приказ и умотал черт знает куда...
В контексте последнего ужина с шэфом, а так же своего унизительного провала, это "черт знает куда" было последним гвоздем в крышке его, Фрая, гроба.
При этой мысли секретарь предсказуемо вздрогнул и шевельнул кистями связанных рук.
Он попытался подумать о том, кто автор и исполнитель этого кошмарного похищения - знает ли этот человек о том, кого похитил, на что он рассчитывает, потребует ли выкуп?
Появится ли вообще - потому что в помещении, насколько хватало зрения, Фрай был один.
Не сразу сообразив, что это может быть его шансом, Ян попытался привести в движение остальные свои конечности и кое-как напрячься, заставляя каждый дюйм тела послать в мозг сообщение о своем состоянии и жизнеспособности. Сюда откуда-то пробивался тусклый свет, бледный, будто свет луны, или фонаря, крошечная, разбитая на части, полоска лежала на соединении полуразрушенной стены с влажным, ненадежным потолком. Отсюда можно было выбраться. Нужно было. Но руки затекли так некстати и он просто спешно перебирал пальцами воздух, стремясь вернуть им чувствительность.
Следующая светлая мысль, пришедшая не так быстро, как хотелось бы, заставила секретаря наполнить легкие воздухом и заорать, срываясь на хриплый кашель.
- Кто-нибудь! Помогите!

Отредактировано Ян Фрай (2011-06-15 14:53:19)

3

- Тсс, - только и произнесла возникшая в дверном проеме фигура.
Полоска тусклого света расширилась, выхватив  из полумрака проржавевшие трубы, свисающие с низкого потолка обломки на металлических штырях и бледное лицо связанного.
- Не стоит, мистер Фрай, - хриплый голос звучал приглушенно, словно принадлежал лишенному гортани старику. Хрустнула под тяжелым ботинком каменная крошка.
- Старые стены ненадежны.
На треногий стол, разбухший от влаги, опустились небольшая лампа и проигрыватель с диктофоном.
Интересы у каждого свои.
Иеро предпочел бы выкуп. Заказчику нужна была только информация.
Гораздо проще заменить пешку, нежели перекрашивать ее в нужный цвет. Подобное «лоббирование» слишком ненадежно, сомнительно и тонко.
Очевидно, что картины целиком Хайне не видел.
Но очевидно, то, что Иеро осознает: свинцовая пуля будет, вероятно, единственной платой за выполненную работу.
У него были вполне четкие указания. За информацию он получил бы вдвойне больше, чем за инсценированную смерть. Злости и звериной ярости словно бы и нет - холодности и тоже можно научиться.
Мужчина придвинул колченогий стул и сел верхом напротив Фрая. Лампа позади него давала достаточно света, чтобы рассмотреть силуэт, но не лицо.
-  Расскажите мне о планах Вашего босса, Ян, - хриплый собеседник был спокоен и вежлив.
- И тогда Ваша смерть будет не особенно мучительна.

4

Этот голос, звук чужих шагов, свет лампы, от которого стало окончательно ясно - это не сон и не игра воображения, это такая реальность, которая может дорого стоить и плохо оборваться. Реальность ударила по глазам и Фрай на несколько секунд зажмурился, стараясь совладать с телом, которое тряхонуло крупной дрожью.
Больше достоинства, Фрай. Выдержка, где ваша выдержка?
Он сглотнул и снова сфокусировал взгляд на силуэте собеседника.
Что у него с голосом? Чего он хочет?
Ответ на последний вопрос не заставил себя ждать. Хриплый голос снова отразился от низких стен комнаты, рождая в ее уголках чахлое подобие эха.
- Расскажите мне о планах вашего босса?
Фрай выдохнул со свистом, но говорящий закончил фразу и желудок пленника сковало холодом, будто он проглотил замороженный кусок сырого мяса.
От этого же стало слегка подташнивать.
Фрай потянул связанные руки, повел плечами из стороны в сторону, закончив эту возню вскинутым подбородком и наконец-то прямым взглядом, на невидимое лицо собеседника.
Во рту пересохло снова, еще сильнее, чем раньше и пауза затянулась - он ждал, пока сможет заговорить.
Стоило, наверное, еще поорать, выразить возмущение. Пригрозить, кстати, тоже было бы не лишним.
Но вместо всех этих заманчивых вещей, Ян втянул воздух носом - здесь разило тухлой водой, гниением дерева и его собственным, повисшим в воздухе, страхом. И только оценив все это, наконец подал голос.
- Простите... Но я вынужден вам отказать.
Голос все же дрогнул предательски - это все тот же страх, отразившийся внутри малиновым звоном, пытался вырваться наружу.

5

Есть два типа страха, считал Хайне. Парализующий, страх жертвы, тот, что заставляет дрожать и забиваться в угол. Тот, что мешает соображать, рисуя в воображении только острые зубы хищника на собственной шее.
Страх иного сорта позволяет использовать скрытые ресурсы организма, не чувствовать боли и работать разум и тело слаженным механизмом. Тот, что заставляет бороться до последнего изо всех сил. Страх хищника.
«Не скажет», - не стоило труда понять, стоило только лишь взглянуть на расправленные плечи и прямой взгляд, -  «только не сейчас».
Сейчас Фрай был скорее хищником.
Мужчина ухмыльнулся – иного ответа он и не ожидал. Не пальцы же ему ломать, в самом деле. Вилки еретика и дыбы тоже не слишком подходили.
Иеро резко отвел назад голову пленника, лишая возможности видеть и сделал укол прямо в сонную артерию. Об истине под пентоталосодержащим раствором позаботился Заказчик. О побочных эффектах сыворотки вроде галлюцинаций, озноба и боли Иеро не знал. О том, что на вероятность неожидаемого воздействия остается около семи процентов – тоже.
Когда он склонился над сидящим мужчиной, развязывая ему  руки, Фрай мог заметить смутно знакомый, неприятный запах. Мокрая псина.
Впрочем, мнимая свобода радовала Фрая совсем недолго – Иеро рывком дернул пленника на себя, и на запястьях поднятых рук тотчас щелкнула сталь. Очевидно, Фраю пришлось бы встать на носки, чтобы немного облегчить боль в сомкнутых над ржавой трубой запястьях.

Худшая пытка – ожидание, помноженное на страх, когда ты не в силах изменить обстоятельств. Иеро знал это на собственном опыте, а потому обрек секретаря на этот коктейль, оставив его наедине со своим страхом.
- Если Вы захотите высказаться, мистер Фрай, кричите, - обернувшись, бросил Иеро на пороге.
Каждые пол-часа Хайне будет приходить к нему, вновь вкалывать раствор и уходить.
Впрочем, осознавать этого Ян уже, возможно, не будет.
Прежде чем дверь захлопнулась, оставляя Яна в темноте, он мог заметить профиль своего похитителя. Под холщовой маской определенно скрывалось не человеческое лицо.

6

Фраю казалось, будто он слышит, как где-то тикают часы. Он даже знал точно, что за часы - такие висели на стене в кабинете деда, прямо над дверью и напротив рабочего стола, соответственно. Старинные, деревянные, с крупными но изящными стрелками, настоящий раритет... Они громко тикали. И когда он лежал больной в соседней комнате, в полубреду от температуры, то неизменно слышал это тиканье.
Сейчас это, конечно, было чем-то ассоциативным и, за секунду до того, как его похититель снова активировался, Ян вздохнул, прикрыв глаза, чтобы постараться сбросить это наваждение.
Получилось плохо, да и недолго - он издал какой-то возмущенный возглас, рефлекторно дернувшись назад, когда стремительное движение только что находящегося напротив человека запрокинуло его голову, кольнуло иглой - это ощущение Фрай ни с чем не мог спутать.
Сделать инъекцию - устало подумал он, роняя голову на грудь - На рассвете надо сделать укол. Он ведь никогда не пропускал их.
Мир теперь изменился. Он стал меньше и медленнее, он действовал обезоруживающе и с особым цинизмом. Фрай не сопротивлялся не потому что не считал нужным, а потому что пока мысль о том, чтобы шевельнуть рукой дошла до нужных отделом мозга а оттуда, импульсом, собственно, к самой руке, неизвестный успел защелкнуть наручники на запястьях секретаря, вздергивая его над полом в кошмарно неудобном положении и еще более неудобном состоянии.
Он хватанул ртом воздух, натыкаясь теряющими чувствительность рецепторами на смутно знакомый запах, ни источник, ни определение которого ему сейчас найти не удалось.
Похититель двинулся к выходу - Фрай старался смотреть на него до самого последнего момента, хотя держать голову прямо становилось почти нереально. Он попытался, так же, сказать что-то, конечно, бессмысленное, но из горла вырвался хрип - действие введенного препарата вступило в полную силу.
Дверь закрылась и Ян тоже закрыл глаза, наморщил лоб, балансируя на мысках, чтобы не дать себе отключиться, чтобы не вывихнуть запястья, чтобы скорее прийти в себя...
Он даже не заметил, когда все же повис на руках, редко, хрипло дыша и, как назло, постоянно, беспрестанно, о чем-то думая.
Это были, правда, скорее образы - яркие, болезненных, шизофренических цветов - огромные, тикающие часы, голова собаки, или волка, говорящая человеческим языком, опасная, с темными губами, голова... Вонзающиеся в кожу иглы шприцов, разлитое на рубашку вино, незнакомая музыка, знакомые голоса... Голос Януша Гордича. Когда он слышал его, собачья голова скалилась и рычала, но ничего не могла поделать.
Фрай ненадолго приходил в себя, стонал от боли в запястьях, сплевывал под ноги, закашливался до боли и много чего еще.
А потом понял, что, наверное, умрет сегодня и, снова отключившись, видел многое, что сделать не успеет, родителей, школу, всякую сентиментальную ерунду, снова Гордича и то, как он, набравшись храбрости и отчаянности, все-таки признался бы ему во всем, и потом, наверное, лишился бы места, но теперь как никогда понятно - место ничего не значит, надо, надо сказать...
В третьей отключке он просто плакал, иногда забывая дышать, сотрясаемый ощутимыми, локальными судорогами, но страх нищал, истончался, терял насыщенность и значимость. Страх тихо таял, растекаясь по телу и сознанию ядом отчаянья и равнодушия.
- Сколько... Сколько вам заплатили?.. - Просипел Ян в один из кратких моментов прозрения - ему показалось, что похититель стоит рядом. А может и не показалось. - Мой начальник без сомнений заплатит больше...


Вы здесь » Инферно » Алая Чума » Подвал дома у дороги