Инферно

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Инферно » Терпсихора » Ресторан "Венециано"


Ресторан "Венециано"

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

Расположен в собственном трех-этажном здании, где первый этаж - хороший фаст-фуд, второй - дорогой ресторан, а третий - вип-зал для приемов и банкетов. Интерьер обставлен в итальянском стиле, живая музыка, приглушенное освещение, имитирующее свет свечей. Здесь готовят лучшие блюда в Метрополисе не только итальянской кухни, но и все, что пожелает душа гостя. Винная карта стартует с вин среднего достатка и заканчивается раритетными натуральными винами, произведенными более двухсот лет назад.

2

>>> Здание корпорации Гордич
Машина бесшумно остановилась у центрального входа в ресторан, выбранный Фраем. Януш молча одобрил выбор своего секретаря - это был чуть ли ни самый лучший ресторан в городе, который, к тому же, на некую долю процентов принадлежал самому Гордичу. Водитель распахнул дверцу, и магнат ступил на красную, чистую, видно, что свежепостеленную ковровую дорожку. Его секретарь уже скрылся в дверях ресторана, явно намереваясь лично проверить все ли приготовлено именно так, как оно должно быть.
Гордич приветливо улыбнулся администратору и проследовал в лифт. Он ужинал только в вип-комнатах, куда не долетал шум зала и фигура Гордича не привлекала к себе излишнего внимания. Хотя последнее было практически невозможно. Несмотря на все принятые меры предосторожности, в холле ресторана тут же щелкнула вспышка фотоаппарата - вездесущие папарацци уже пронюхали где обедает один из самых влиятельных людей города и мгновенно материализовались в этом месте. Гордич не стал даже оборачиваться на отчаянные вопли о законе и что его телохранитель не имеет права разбивать фотоаппарат об пол...Просто очередной скандал на странице желтой газетенке для домохозяек. Просто еще одно дело для ненасытной стаи адвокатов корпорации. Просто еще одна разрушенная карьера молодого и, возможно, даже талантливого, но чрезвычайно самоуверенного журналиста.
Телохранитель зашел в лифт следом за Гордичем и только после этого двери стальной кабины закрылись. Фрай уже был на третьем этаже в отдельном кабинете. Красный бархат и позолота - немного кричаще ярко, но дизайнеры старались передать атмосферу итальянской роскоши.
Гордич опустился в резное кресло и взглядом отпустил телохранителя. В кабинете остался только он сам и его секретарь. Стол, как и положено, был накрыт на двоих.
- Чем вы меня побалуете, мистер Фрай?
Пианист расстегнул пуговицы пиджака и слегка расслабил галстук, словно обозначая этим движением, что строгость официальной обстановки во время ужина будет не к месту.

Отредактировано Гордич (2011-03-30 04:37:16)

3

>>> Здание корпорации Гордич

Фрай наблюдал за стычкой телохранителя и репортера по телепередатчику, оснащающему эту комнату и расположенному сразу за дверью, в незаметной нише, имеющий большое значение для таких посетителей, как Гордич.
Дожидаясь, пока шэф поднимется, Ян успел отдать распоряжение о должной обработке этого несчастного, так некстати решившего проявить свою журналистскую пронырливость и слишком понадеявшись на свою защищенность законом. Парень, вероятно, были слишком молод и неопытен, а потому забыл о том, что в мире людей законом защищен только тот, кто сам пишет закон, свой собственный, подкрепленный своей собственной силой.
Вошел Гордич, живым подтверждением размышлений секретаря, Фрай вынырнул из ниши, задернув за собой штору, прошел к столу.
- Надеюсь, это происшествие не огорчило вас. Периодическое появление таких индивидов неизменно и неотвратимо. - Никчемная констатация, к тому же, очевидная. Он повел плечами, давая понять, что не претендует на свежесть и новизну этого откровения. Прежде чем сесть на свое место, он по привычке проверил расстановку приборов, остался доволен и, тоже ослабив галстук, занял пост напротив шэфа.
- Изысканной и вкусной национальной кухней, практически лишенной острых приправ и соусов. Немного красного вина, насколько я помню, тоже не навредят.
Замещая официанта, Фрай окропил бокал Гордича алым и густым, как кровь, напитком, себе налил совсем немного, да еще и разбавил водой, на манер древнейших греков. Те, правда, использовали такую манипуляцию для борьбы с жаждой, но избегающий опасности захмелеть, секретарь разумно предпочитал обходиться розовой водой с намеком на привкус отличного вина.
- Это одно из лучших блюд местного шэф-повара. На мой вкус, разумеется.
Вкус Фрая так же давно претерпел изменения, подстроившись под предпочтения Гордича. Необходимый процесс, идущий параллельно остальным. Он все еще иногда ошибался, полагаясь на него, но старался сводить ошибки к минимуму.
- ...Оленина с печеными каштанами. Ммм, кажется, это ягодный соус.
Дал о себе знать микрофон, извинившись, Фрай поднялся, переместившись на наблюдательный пункт за занавеской, но вернулся очень быстро, садясь и раскладывая на коленях салфетку.
- Полицейские сводки. Есть мнение, что в городе намечается серийный убийца.

4

- ммм...звучит аппетитно, - Гордич наградил секретаря искренней полуулыбкой и с удовольствием оглядел кусок мяса, зажаренный или запеченный и политый темным, густым, словно кровь этого же несчастного оленя, соусом. Вино он оставил на последок, и просто смочил горло минеральной водой, прежде чем приступить к обеду. Мясо действительно таяло во рту и Гордич даже подумал о том, что стоит озадачить этим рецептом домашнего повара. Фрай ел торопливо и даже отвлекался на телефон.
- Не самая обеденная тема, Ян.., - еще одна улыбка. Гордич шутил, а мысли его были заняты совсем иным. Маньяк магната не беспокоил вовсе. Ни для него, ни для его близких этот новоиспеченный Джек-потрошитель не представлял никакой опасности. А если бы он прирезал его жену, то Гордич и вовсе был бы счастлив...
- Жертвы каким-то образом связаны с нами? Работники корпорации? Члены их семей? Если да - отдайте распоряжение о выплате компенсации и напрягите пресс-секретаря, чтобы о нашем широком жесте узнали все газеты и телевидение.
"Чем больше маньяков появится в Метрополисе во время Его правления, чем сильнее напугана и возмущена будет общественность, тем быстрее полетит Его коронованная голова...Может стоит запустить несколько головорезов? М... Выгодно, но опасно-опасно... Если об этом пронюхает пресса, будет очень сложно отмыться...", - подумал магнат, ловко орудуя идеально начищенными приборами. Еще один кусок оленины растаял нежным вкусом на языке. Первый голод был утолен и Гордич откинулся на спинку своего кресла, сдерживая желание потянуться всем телом, как сытый кот. Он был не один, да и пиджак не располагал к таким телодвижениям.
- Когда у меня массажист по расписанию? Перенесите его..ммм.. на сегодняшний вечер... Сразу после ужина...
Пианист пригубил вина, чуть посмаковал его на языке и удовлетворенно кивнул, выражая благодарность за хороший выбор.

5

Звучало и правда аппетитно, хотя распробовать, прочувствовать вкус блюда Фраю не удавалось, хотя он и не очень стремился к этой цели. Прилипший к позвоночнику желудок принял бы сейчас и редчайшую гадость, не имеющую вкуса, и был так благодарен за настоящий ужин, но не давал рецепторам сообразить хоть что-то. Во всяком случае большая часть содержимого его тарелки не было ими отмечено и только приведя организм в чувство, Фрай замедлил темп и даже, по примеру Гордича, отложил вилку, делая глоток своего странного напитка.
- Сейчас как раз уточняем, но я сильно сомневаюсь. - Фрая же, судя по всему, маньяк заинтересовал. Как и любого человека, чьи жизненные интересы и события не выходят за рамки профессиональной деятельности, его могло взволновать что-то необычное, происходящее за пределами корпорации.
Некстати и совершенно ни к чему возникла мысль о том, что если бы этот психопат убил его, решил бы Гордич высылать деньги родственникам своего секретаря, зная, что он не слишком тесно общается с ними, или ограничился пышными похоронами?
Прокручивая в руке бокал с разбавленным вином было вполне недурно размышлять о собственных похоронах, хотя от этих мыслей и остался осадок какой-то странной обреченности, бессмысленности и одиночества. Наверное такой же остался бы и у приглашенных на церемонию.
Мысль отправилась уж в совсем неправильном направлении и он отогнал ее, возвращая внимание шэфу.
Массажист... Пальцы снова заскользили по сенсорному экрану. Кольнуло сочувствием к Гордичу. К его спине, к его усталости. Не секретарю сочувствовать своему начальству, но Ян не смог не задуматься о похоронах магната. О, это было бы событие. А сколько людей пожаловали бы на него лишь бы убедиться в том, что "это чудовище" действительно сгинуло. Не хотелось Фраю заставать это время.
- Что-то еще, сэр?

6

В какой-то момент жизни, обычный человек перешагивает невидимую глазу границу и мир для него предстает этакими американскими горками. Бесконечно движущиеся по кольцевым изгибам рельс вагонетки, которые для того чтобы взлететь вверх должны как следует разгоняться... А для этого надо работать-работать-работать. Утро, кофе, поцелуй супруги, работа...работа..работа...вечер, ужин, долгожданный сон. И это воспринимается нормально. Это - взросление. Но все же, есть моменты, когда стоит забыть и том, что дома ждет семья, что через три дня грянет проверка или что не сдан проект, который нужно было закончить еще вчера.
Януш поднял взгляд на своего секретаря. Да, рядом с таким человеком как Гордич, практически не реально почувствовать себя спокойно и свободно. Но кому как ни Фраю, самому приближенному лицу, знать моменты, когда босс настроен не на деловой лад.
- Ян, давайте вы забудете на время, что вы мой служащий и спокойно побудете самим собой, - Пианист улыбнулся и вытянул из тонкой пачки, хранящейся во внутреннем кармане дорогого пиджака, сигарету. Чиркнула зажигалка, и в этот же момент за шторкой, отделяющей кабинет от основной залы, грянула музыка. Плотный бархат приглушал ее, делал ненавязчивой и приятной.
- На сегодня с делами покончено, если у вас, конечно, не осталось каких-то срочных ко мне вопросов...
Еще один глоток вина... Затем Гордич потянулся и, обвив пальцами бутылку, склонил ее к бокалу своего собеседника, добавляя в розоватую мутную воду еще багряной жидкости, делая цвет содержимого более насыщенным.
Откинувшись обратно, Гордич лениво втягивал ароматный дым не дешевого табака и задумчиво рассматривал своего секретаря. Откровенно говоря, Ян никогда не задумывался как проводит свое свободное время мужчина, сидящий напротив. Человек, с которым он проработал плечо к плечу уже почти пять лет...или уже больше? Да, в личном деле Фрая была некая отметка. Подозрение в нетрадиционной ориентации, но доказательств данного факта не было, впрочем, как и опровержений. Сам Гордич никогда не поддерживал общественное мнение насчет "радужных" и сумасшедшими их не считал. В постели нефтяного магната в свое время побывали и мужчины. Этот факт тщательно скрывался, но даже если бы и внезапно выплыл наружу, Гордич знал, как обернуть это в свою сторону. Как поговаривал покойный отец Януша - "Черный пиар, это тоже пиар, только на него ты совсем не тратишь денег".
- Давайте закажем двух или трех женщин. Профессионалок..., - идея пришла внезапно. Отчего бы и не развлечься в компании собственного секретаря. К тому же, Гордичу стала интересна реакция Фрая на его предложение.

Отредактировано Гордич (2011-04-03 08:30:49)

7

От невеселых и странных размышлениях о похоронах всех и вся, Фрая отвлек голос Гордича. И даже не голос, а скорее сама суть сказанного. Вскинувший голову с выражением чуткого внимания и полной боевой готовности, Ян даже растерялся, столкнувшись с просьбой побыть самим собой. Самим собой, это каким? Или, вернее сказать, которым? Домашним, проводящим часы бок о бок с книжкой и своими сиди? Отдыхающим с бокалом мартини и парой приятелей в каком-нибудь пристойном местечке в центре? Или плесневеющим от скуки и неодобрительного шепотка на редких семейных сборищах? А может, просыпающимся в холодном поту от снов, которые он сам именует кошмарами, хотя остальная часть человечества склонна называть такие сны иначе...
- Хорошо, мистер Гордич, я постараюсь. - Он постарался, расстегнул пиджак, откинулся на спинку стула, заставляя себя расслабиться и скинуть рабочий морок. Горячий ужин поспособствовал успехам в этом нелегком деле, Фрай и правда ощутил, как его постепенно отпускает, как расслабляется спина и даже начинает ныть поясница, утомленная долгим ночным сидением в архиве. Заведя руку назад, он потер мышцы и осторожно, смущенно улыбаясь, взял бокал, освеженный шэфом. Сделал маленький глоток - не хватало еще, чтобы уставший организм воспринял бокал вина как сигнал к расслаблению бесконтрольному.
Ноздрей коснулся сигаретный дым и Ян глубоко вдохнул его, прикрывая глаза на мгновение. Хороший запах. Ненавязчиво ассоциирующийся с шэфом.
Еще глоток и стало почти реально ощущать на себе его взгляд. Сперва напрягшись, Фрай лихорадочно попытался сообразить что не сделал, не сказал, не принес на подпись, но не нащупал ничего и позволил себе сдаться. И как только пообещал себе не смущаться под взглядом Гордича, тот совершил ход конем и сказал то, что не сразу дошло до мозгов секретаря. Сперва он замер, балансируя бокалом, не донесенным до рта, потом медленно вернул его на стол и попытался ответить без долгого растерянного "эээ..."
- О, это... Неожиданно, сэр. - Фрай сцепил руки в замок, отдавая себе отчет в том, что лучше признать себя просто закомплексованным великовозрастным девственником, чем содомитом. - Я несколько растерялся. Просто я никогда не пользовался... Услугами... Кхм. Таких женщин. - И добавил быстрее, демонстрируя готовность выполнить все желания шэфа. - Может быть, мне вызвать вам? Я все организую...

8

Реакцию секретаря на предложение шефа сложно было назвать неожиданной. Он растерялся. Любой бы на его месте растерялся, что говорить про человека, чья ориентация, а значит - карьера, благополучие и вся жизнь, стоит под вопросом. Но Фрай выкрутился. Не надолго, но выкрутился. Пианист отметил про себя, что в нем вспыхнула искра азарта. Разгадать тайну, которую так тщательно хранит его правая рука, что тем самым привлекает к себе еще больше внимания, стало интересно и захватывающе.
Гордич подлил еще вина в бокал Фрая и затушил сигарету. Музыка, звучащая в основной зале, делала невозможным подслушивание, на жучки это место было проверено охраной, в которой Гордич пока не сомневался, а значит здесь можно было говорить начистоту, так же, как в своем личном кабинете. Информация, которую выдал Фрай после несколько огорошенного "О..Это неожиданно", заставила Пианиста удивленно взглянуть на него. Одинокий мужчина, под тридцать и ни разу не пользовался эскорт-услугами и не проводил ночь с продажной женщиной?
- Любой журналист бы сейчас просто пищал от счастья. Секретарь Януша Гордича - гей..., - магнат потянулся еще за одной сигаретой. Он не делал выводы, он пробивал дальше уже треснувшую броню Фрая, специально бросаясь прямыми обвинениями, чтобы поймать внимательным взглядом реакцию на них. Ничего не бывает честнее нашего тела. Если голос можно взять под контроль, слова - тем более, то взгляд сразу выдаст страх или боль, и даже самое каменное лицо отреагирует на слова, направленные точно в цель. Если Фрай просто неудачник с женщинами или...импотент, то для него этот выпад - не более чем вызывающий раздражение нажим, заставляющий оправдываться и признавать свою слабость. В ином случае...

9

Решение смочить пересохшее горло глотком вина оказалось поспешным. Выпад Гордича, короткий и острый, как удар шпагой, застал секретаря за начальным этапом движения бокала от губ обратно к столу и возымел, вероятно, довольно ожидаемый эффект - наполненный до краев сосуд, дрогнувшая, как от удара, рука и результат налицо - пиджаку не миновать похода в химчистку. Расплескав дорогостоящий напиток по важнейшему предмету своего гардероба, Фрай резко отставил бокал на стол, поднялся на ноги, быстро оценивая потери и пропуская нервный смешок, вкупе со слабой улыбкой и отрицательным движением головы.
- Не... Не понимаю о чем вы, сэр... - Прекратив бесполезное оттирание напитка с ткани, Фрай неохотно стянул пиджак и повесил его на спинку стула. После совершил еще ряд бесполезных телодвижений, таких, как аккуратное поправление манжет и наконец посмотрел на шэфа прямо, продолжая растерянно и не очень искренне улыбаться. - Я вовсе не это имел в виду...
В сложные попытки оправдаться как нельзя вовремя вклинился внутренний голос. Он намекнул, не очень деликатно, что надеяться на сохранение своих тайн от человека, который при желании может узнать сколько пар носков в твоем шкафу, как минимум глупо и, как максимум, практически неуважительно.
Дальнейшая мысль оказалась еще менее приятной и непонятной - а что если сказанное Гордичем не более чем проверка? Тут варианта два - либо он не до конца уверен в информации о своем секретаре, либо желает убедиться, что секретарь сумеет удержать язык за зубами и не опорочит его репутации в том случае, если этот вопрос всплывает в процессе общения с другими людьми. Имидж и корпоративная этика - два краеугольных камня современного бизнеса.
Мысли эти промелькнули в голове секретаря за считанные секунды, ясности не привнесли и оставили с сомнениями один на один.
- Просто... Мысль воспользоваться услугами... Такого рода никогда не приходила мне в голову.
Кажется, это звучало неплохо. И все же, поднаторевший в искусстве многотонной и изысканной лжи, Фрай оказался краснеющим подростком, перед лицом Гордича.

10

Сколько суеты и паники... Гордичу не понравилось как повел себя его секретарь. Если бы на месте магната сейчас сидел любой из его недругов, пришлось бы Фрая увольнять, а замену столь расторопному парню, уже посвященному в систему корпорации, было бы найти очень сложно. Белое бумажное тельце сигареты, зажатое в меж длинными ухоженными пальцами мужчины, медленно тлело. Губы только один раз коснулись ее, втягивая аромат. Гордич не отрываясь смотрел на собеседника, думая о своем. Вернее, о том, что возможно, ошибся с выбором секретаря. И как пять лет он не замечал его несобранности и неуверенной манеры разговора. Или это подействовало вино и откровенное предложение? Но даже эти факты не особо оправдывали Фрая в глазах всегда спокойного и собранного главы корпорации.
- Успокойтесь, Фрай, - Януш легким движением затушил сигарету, а затем выдернул салфетку из подставки и приложил к своим губам, - я начинаю беспокоиться о вашем состоянии и твердости духа. Вам действительно пора в отпуск. Сразу после приема, без возражений.
На белоснежной салфетке остался едва заметный жирный след, Гордич смял пальцами тонкую бумагу и оставил лежать на краю стола, возле почти полной еще тарелки. Так же легко он мог смять жизнь практически любого работника своей корпорации...
В желудке бунт не начался, но визит к врачу Пианист отменять не собирался. К своему здоровью он относился крайне трепетно. Ужин был закончен, мысль о развлечении с женщинами легкого поведения куда-то испарилась. Слишком яркой была реакция Фрая на его предложение и слишком о многом теперь придется подумать. В первую очередь о том, как сделать так, чтобы ни одна ищейка конкурентов не узнала о странностях личного секретаря Гордича. Возможно, следовало поговорить и с начальником охраны и выставить постоянную слежку за Фраем. И во избежание утечки информации и ради безопасности самого секретаря. Узнай кто о его слабинке - может начаться шантаж, давление, и не факт, что сидящий сейчас напротив и краснеющий как мальчишка мужчина, сможет выдержать профессиональную атаку психологически подкованных агентов конкурентов. С другой стороны, кроме этого нелепого случая, Фрай был идеален. Ни одного нарекания за пять лет усердной работы. Ни одного требования и конфликта. Все четко, как часы.
"Если у него есть такая опасная слабость - придется избавить его от нее..."
Януш отхлебнул вина, чуть посмаковал его вкус и отставил от себя бокал. На сегодня алкоголя хватит. Возможно, он позволит себе еще немного коньяка перед сном, и то, если не отвлечется на прочтение экономического ежедневного журнала.


Вы здесь » Инферно » Терпсихора » Ресторан "Венециано"