Инферно

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Инферно » Взгляд назад » Учебное стрельбище, за три месяца до описываемых событий


Учебное стрельбище, за три месяца до описываемых событий

Сообщений 1 страница 10 из 19

1

Холод на улице стоял адский. Даже Уилл, который в общем и целом неплохо переносил мороз, замотался в теплый шарф по самые глаза. Щурился на встречный ветер, втягивая голову в плечи, и думал лишь о том, как бы поскорее оказаться в помещении. Ему казалось, что еще чуть-чуть и заледенеют даже глазные яблоки.
В тир он зашел почти полностью заметенный мелким, колючим снегом, и воздух внутри показался горячим. Уилл снял перчатки, отряхнул с себя снег и поручкался в курящими предбаннике знакомыми. Разномастные мужики тянули дешевый табак и добродушно переругивались.
- Иаков еще здесь? – спросил он, стягивая с коротко стриженой головы шапку.
- Ага, - отозвался коротышка с криво растущими клыками. – Садит, как из установки.
- Понятно, - молодой человек шмыгнул носом и сунул шапку под куртку. – Как сам?
- Не кашляю, - хмыкнул коротышка, щурясь. – Приходи в качалку.
- Приду, - пообещал Уилл и, взяв наушники, зашагал на стрельбище.
Несколько дней назад Иаков дал ему задание убрать одного из тех, кто не прошел проверку на вшивость. Претендента на пополнение рядов сочли неблагонадежным, и таким была только одна дорога – в могилу. Полумер Иаков не понимал, и в этом соратники его поддерживали: перспектива облавы никому не улыбалась. Потенциальным крысам язык укорачивали раз и навсегда.
Уиллу никогда раньше не приходилось выполнять подобные поручения. Обычно со своими жертвами он в контакт не вступал, разглядывая будущего покойника из прицела винтовки. Он был неплохим стрелком, и мук совести не испытывал. Но Иаков поставил ему иную задачу: нужно было как-то инсценировать несчастный  случай. Единственное, о чем волновался Шоу, так это о том, что эта "случайность" будет с виду шита белыми нитками.
Объектом оказался мужчина тридцати лет, фармацевт. С виду - ничего особенного, нормальный средний класс. Работал в аптеке, был холост. Уильям не вдавался в подробности, только лишь потратил немного времени, чтобы изучить быт Николаса Гесса.
Но что скажет Иаков?
Шоу не испытывал особенного страха перед лидером повстанцев, хотя и запросто они не общались. Иаков хорошо заботился о своих людях, и с тех пор, как Уилл примкнул к его группе, от человека в маске он не видел ничего дурного. Тот был вежлив, строг, и сразу чувствовалось: таким, как снайпер, он не ровня.
На стрельбище Уилл подошел к Иакову, но не стал беспокоить сразу. Просто встал у рубежа так, чтобы мужчина мог заметить мутанта боковым зрением, и смотрел, как тот стреляет. Когда-то Иаков наставлял его в стрельбе. Это были очень хорошие уроки.
- Я все сделал, - коротко оповестил лидера Уилл, когда тот снял наушники.

2

Иаков включил предохранитель и отложил пистолет-пулемет, устроив его на стойке. Повернулся к Уиллу.
- Хорошо. – Одобрительно кивнул. – Проблем не было? – Мишени были изрешечены в хлам.
Тридцатилетний Николас Гесс был во всех смыслах удобным человеком и имел все шансы оказаться в группировке повстанцев, если бы не одно неверно сказанное слово. Фармацевт пьянел быстро, напивался как свинья, этим и воспользовался связной. Когда Кэрри во время «приятельской попойки» услышал о якобы связи с полицией и в последствии доложил о том Иакову, было принято простое и обычное для таких случаев решение – убрать.
В тот роковой для Гесса вечер Кэрри приложил немало сил, чтобы спровоцировать его, а порядком подвыпивший Николас не нашел ничего лучше, чем похвастать своим законопослушием, сказав, что с ищейками на короткой ноге. Ведь лекарства нужны всем, а кому-то – особенные.
Своим людям Иаков доверял, да и у Кэрри никогда не было промашек. Приводить крысу в лагерь повстанцев, а после расплачиваться за это собственной головой тот не хотел.
Какое-то время Иаков молча рассматривал снайпера.
- Замерз. – Констатировал кратко и сухо. Отошел, взял стул, повернув его сидением назад. Сел, облокотившись руками на спинку. 
- Рассказывай. – С характерным треском от фанерной фигуры с нарисованным кругом отвалился здоровенный кусок.

Отредактировано Иаков (2011-02-21 23:39:27)

3

- Да, замерз почуть, - кивнул снайпер.
Уильям взъерошил белесый пух на голове и с беззвучным вздохом оперся крестцом о стойку позади него.
- Гесс скончался от передозировки наркотиков, - начал он, рассматривая Иакова.
Когда Уилл забрался в его квартиру, то с каким-то странным облегчением обнаружил в аптечке целый набор антидепрессантов. Очевидно, Гесс был весьма неуравновешенным человеком. Тем лучше. Учитывая его профессию и доступность препаратов из списка А, можно было предположить навязчивые состояния, которые преследовали языкастого покойника.
Пока Уилл осматривался и размышлял, он понял лишь одно: действовать деликатно и изящно он не умеет. Может быть, кто-то другой додумался бы до более незаурядного решения, но из всех наиболее вероятных мутанту показался вариант отравления. Можно было, конечно, испортить машину Гесса, но Уиллу казалось, что это не так уж и надежно. А время, меж тем, поджимало.
Подкараулить Николаса он решил в день, когда тот возвращался с ночной смены. Это было около четырех или пяти утра, час довольно глухой, поэтому было весьма маловероятно, чтобы Гесс приволок домой шлюшку или подружку. Уилл долго стоял  окна, рассматривая улицу, и спрятался лишь тогда, когда под фонарем замаячила одинокая фигура в приметном пальто.
Вытащив из кобуры ствол, он внимательно слушал как Николас топчется в прихожей, разувается. Раздался хлопок двери в туалете, узнаваемый по неровному щелчку сломанного замка. Глухо стукнула крышка стульчака, и Уильям вышел из укрытия.
Это пошло, гнусно - и смешно, но человек не может быть еще менее уязвим, чем справляя естественную нужду.
- Привет, Гесс, - буднично сказал Уилл, распахнув дверь, и взял жертву на прицел.
Фармацевт глухо вскрикнул, хватаясь за штаны, и тут же с тупым, животным ужасом уставился на дуло пистолета. Николас побелел, как полотно.
Уилл вытащил из кармана початый пузырек с фенобарбиталом и всучил его Гессу.
- Жри, - бросил он.
- Нет, - у Николаса дергались губы, пузырек он сжал так, что побелели костяшки.
- Жри, я сказал, - мутант приблизился, и глушитель ткнулся в лоб жертвы.
- Возьмите ценности, карточки, все что угодно! - затараторил фармацевт, стискивая колени. - Только не убивайте!
- Слушай внимательно, мразь, - Уилл наклонился к Гессу, переместив пистолет под подбородок. - Я все равно тебя убью. У тебя есть два варианта: простой и сложный. Ты или сожрешь всю банку, или я размотаю твои кишки по всей халупе. Не сомневайся, я вскрою тебя голыми руками, - мутант моргнул внутренними веками и показал Гессу левую руку с необточенными когтями.
Фармацевт заплакал. Он сидел на стульчаке со спущенными штанами и, давясь, глотал фенобарбитал. Уилл отстраненно наблюдал за ним, не отводя пистолет. Унизительные сцены были для него не в новинку. Привык, огрубел.
Когда Гесс отбросил в сторону банку, то, стиснув зубы, зло, яростно посмотрел на своего мучителя.
- Сука, - прошипел он, вытерев белесую слюну с губ. - Сука. Вы все суки. Скажи как тебя зовут, ублюдок, я найду тебя на том свете!
- Лапочка, - и Уилл неожиданно смущенно усмехнулся. - Меня зовут Лапочка.
- Блядь!
- Не волнуйся, - мутант опустил ствол, видя, как Гесс загибается в судороге. - Я тебя сам найду.
Иакову не обязательно было знать такие подробности, и Уилл промолчал. Только детально рассказал последовательность действий. Он дождался, пока фармацевта перестанут бить судороги, удостоверился, что пульс отсутствует. И только после этого, аккуратно переступив лужу рвоты и нечистот, ушел.
- Я все верно сделал? - Шоу был бы рад услышать из уст начальства подтверждение. - Из соседей меня вроде бы никто не видел, я был осторожен.

Отредактировано Уильям Шоу (2011-02-22 17:01:23)

4

Лейтенант внимательно выслушал обстоятельный и короткий рассказ Уилла. В том, что тот не оставил следов, Иаков не сомневался. Доверял. Связной Кэрри тоже работал чисто, нигде в компании друзей Гесса или его девушки не светился, так что вряд ли кто-то сможет потом определить истинную причину этого «самоубийства».
Многие из числа  повстанцев в прошлом имели проблемы с законом, были разочарованы, обозлены или не знали, куда приткнуться. Уилл относился к числу людей,  воспитанных улицей. Внушить таким, что такое порядок – было задачей не из простых. Добиться уважения – еще сложнее. Иаков никогда не прибегал к хитрости или уловкам. Он прямо рассказывал о правилах, принятых в общине и давал выбор – принятие или смерть. Каждый, кто примыкал к повстанцам, знал, что обратной дороги уже не будет. Однако держал их вместе отнюдь не пресловутый страх за свою шкуру.
- Да. Все верно. – Лейтенант вздохнул. О смерти Гесса или о том, что Уиллу пришлось выполнять именно эту работу, он не сожалел. Восемь лет назад Иаков научился ни о чем не жалеть и, думая о будущем, жил одним днем.
Хотя, этот урок, был, пожалуй, самым сложным.
Иаков поднялся, подошел к Уиллу, положил тому руку на плечо. Мягко сжал.
- Я знал, что могу на тебя положиться. – В голосе слышалась улыбка. Из уст другого эти слова могли прозвучать как ничего не стоящая вежливость или отмашка. Но в случае Иакова это была искренняя благодарность. Так или иначе, для лейтенанта его люди были не просто подчиненными или подопечными. Принимая, он доверял целиком и полностью. В этом деле полумер не существовало. Именно поэтому отбор был жестким, а условия порой невыполнимыми.
- Скоро будет охота. – Сказал лейтенант, отстранившись. По привычке заложил руки за спину. – Каннибалы. Инженеру нужен материал.
Впоследствии именно из этого улова иеро сделает образцы, которые потом в полутемной лаборатории будет осматривать Иаков.

5

При упоминании об Инженере Уилл украдкой поморщился. Не то что бы ему было дело до так называемого материала, который ученому нужен был периодически; просто в тех опытах и готовом продукте было что-то безусловно мерзкое. Мутант не мог четко сформулировать чем именно сформировано чувство гадливости, но думать о выводках Инженера было неприятно. Может быть потому, что и сам был мутантом, и как раз его мутации были скорее положительными. Если судить не строго, то по сравнению с некоторыми Уилл и уродом-то не был.
Он был признателен Иакову за одобрение и то, как он иной раз подбрадривал своих бойцов. Ходить под его началом, по меркам Шоу, было всяко приятнее, чем работать на какого-нибудь пахана. Он улыбнулся человеку в маске, которого никогда в жизни не видел, но которому вполне доверял.
- Когда идем? - спросил он о предстоящей охоте.
А вот она-то как раз Уиллу нравилась. Это было опасно, но захватывающе. Хотя на адреналине снайпер не сидел, был сорвиголовой, как и многие здесь.
- И кто идет?
Состав группы его тоже интересовал - для галочки. Абы с кем идти не хотелось, хотя против решения Иакова никогда никто не смел возражать. Просто работу всегда было приятнее делать с теми, кто находится с тобой в дружеских отношениях.

6

Прорези маски Иакова были непроницаемо черными. Однако за ними был спрятан внимательный и пристальный взгляд.
- Через два дня. – Это во многом объясняло, почему Иаков последние несколько дней проводил свободное время в тире.
- Купер, Грейв, Большой Джим, Билли, ты и я. – Заметив, как секундно переменился в лице Уилл, лейтенант прямо спросил:
- Не любишь его? – Некоторые повстанцы иеро не понимали, хотя согласно негласному правилу держались друг с другом вежливо. Просто не было другого выбора. Их и так было не слишком много, а если между ними будет вражда, существование может стать невыносимым.
О Грейве, которого Иаков назвал в числе ловчего отряда, тоже ходили неприятные слухи. В основном потому, что тот был патологически жесток и тяготел к расчленению жертв. И если бы не собачья преданность отряду и Иакову, от него бы давно уже избавились. Большого Джима, молчаливого, здорового увальня за глаза называли олигофреном, только в боевых операциях этому человеку не было равных, потому что он преображался в отличного бойца, которому было не занимать проворства и смекалки. Казалось, что только ради этого и жил. Рыжий, веснусчатый Билли - подрывник, парень с извечной сигаретой в углу рта, был любителем сквернословия. Конечно, это не такой большой грех, как тяга к расчленению, но порой и она выводила из себя многих. Купер по прозвищу «Чернозадый» был последователем культа вуду и порядком надоедал своими рассказами о духах или о том, что он обязательно должен принести им очередную жертву.
О самом Иакове тоже много чего рассказывали. В основном, толковали о том, что он сбежал из научной лаборатории, когда-то очень давно. Еще говорили, что был военным преступником и чудом избежал смертной казни. Слухи были самыми невероятными, и лишь немногие знали о том, что было на самом деле.

7

- Не люблю, - так же прямо ответил Уилл.
Еще одна черта, которая ему нравилась в Иакове. Можно было спокойно, без особой оглядки сказать о том, что нравится, а что - нет. По крайней мере недосказанности не оставалось, и поскольку Шоу был довольно простым парнем, его это подкупало. Он иной раз задумывался о том, что искренность может быть лишь имитацией, но сколько раз они возвращались с заданий целыми, тьфу-тьфу, как ангел крылом прикрыл...
И сейчас Шоу ответил без опаски.
- Все понимаю, но... не люблю.
Да этого и не требовалось, если рассуждать здраво. Пока Инженер будет нужен Иакову, с ним будут мириться. Но если от Инженера нужно будет избавиться, то отыщется достаточно добровольцев. Стреляя в своих, сплевывали ожесточенно и, возможно, с затаенной болью, но с иеро такое вряд ли произойдет.
Вот если бы Уиллу нужно было бы выстрелить в Билли, например, или хоть в того же Чернозадого, он, наверное, хотя бы мысленно попросил прощения. Да что там, попросил бы и за Грейва тоже. Парни неплохие, хоть и отмороженные каждый по своему. Среди них мутант даже не особенно выделялся.
- Скажи, что надо приготовить, - снайпер снова шмыгнул носом. - Мне надо винтовочку свою перебрать.
Иной раз джентльментские наборы отличались друг от друга в зависимости от задач и от количества целей. Через два дня группа выезжала не просто пострелять расплодившееся дикое зверье, а прихватить известное количество живьем. Каннибалы были хитрыми и кровожадными, но голод застилал у них даже чувство самосохранения.

Отредактировано Уильям Шоу (2011-02-22 22:15:45)

8

Лейтенант, вопреки логике, не горел особой жаждой отмщения ко всему каннибальскому роду-племени. Особенность его отношения к этим тварям была в тяге к изучению и наблюдению за трансформацией. То, что было враждебно, теперь становилось оружием, и возможность его использования особенно грела душу главы повстанцев.
В этом отношении не было ни частицы маниакальности. Она обнаруживалась в другом. В том непримиримом упорстве, с которым Иаков искал возможность осуществить свой план.
- Понятно. – Кивнул лейтенант. Причина неприязни была ему вполне ясна, но оба понимали, что это вопрос необходимости. Однако, он думал, иеро вряд ли было дело до чьего-либо отношения. Это существо выглядело мертвым снаружи и казалось мертвым внутри. Хотел бы Иаков посмотреть на умельца, создававшего такой экземпляр.
- Перебирать не придется. – Ответил он, отвлекшись от собственных мыслей. - Набор стандартный плюс свето-звуковые и газовые гранаты. – Лейтенант посмотрел на изрешеченные мишени. Сегодняшний собственный результат его удовлетворил.
Ошибка командования, восемь лет назад стоившая так дорого, была теперь учтена. Техника лова была отточена до совершенства. Выбор группы был неслучаен - Купер, Грейв, Большой Джим и Билли не «попадались на удочку», думая, что уничтожают людей. Необходимость стрелять в женщину или ребенка не значила для них ровным счетом ничего. Некоторым остальным приходилось объяснять, что каннибалов следует воспринимать как опасных животных, несмотря на то, что они практически ничем не отличаются от людей. Похожесть – вот то, что заставляет человека иной раз опускать ружье.

9

- Хорошо, - кивнул Шоу.
В каннибалов снайпер стрелял не колеблясь. Он хорошо понимал разницу между этим зверьем и обывателями, и не забывал, что людоед остается людоедом, вне зависимости от возраста и развития. Из маленьких хищников вырастают большие, не менее свирепые.
Только бы охота не слишком затянулась. При таких низких температурах не долго и обморозиться, причем заметить обморожение можно было иной раз с опозданием: адреналин забивал собой и голод, и боль. Химические грелки не всегда  спасали.
Не смотря на стандартный арсенал, винтовку Уилл все равно переберет. Позаботься об оружии, и оно позаботится о тебе, не подведет в трудный момент. В конце концов, снайперу и заниматься-то было особенно нечем. Для карточных игр денег было уж больно в обрез, а мутант иногда слишком сильно увлекался, так что в долг никто не даст. Оставались только качалка да тир.
- Надо будет тоже пристреляться, - Уилл ласково погладил приклад пистолета-пулемета, из которого Иаков в щепки расстрелял мишень. Огнестрельное оружие стало для него такой же слабостью, как и азартные игры. - Можно? - попросил он разрешения у лейтенанта.
Тот ответил согласием, и снайпер, скинув куртку и надев наушники, взялся за оружие. Стрелять не спешил, пристраивал поудобнее в руках, тщательно прицеливался - сам-то привык к другому стволу. Первая очередь прошлась немножко в разнос, Уилл не ожидал настолько сильной отдачи, и с невольным уважением обернулся на Иакова. Вторая очередь легла получше.
- Круто, - Шоу улыбнулся, с прищуром рассматривая пораженную мишень. - Убойная дальность большая?

10

- Семьсот выстрелов в минуту – не слишком быстрый. Прицельная дальность до ста пятидесяти метров. – Ответил Иаков. Пистолет-пулемет, прототипом которого был легендарный UZI, позволял вести и бесшумную стрельбу при  глушителе звука.
- К нему надо приловчиться. – Большая отдача была существенным минусом этого оружия, которое требовало от стрелка крепкой руки. Стрелять с одной руки было попросту опасно, а  с непривычки даже в двух у стрелка могло повести ствол.
- Тебе нравится? – Спросил лейтенант у Уилла. Парень был смышленым, все новое интересовало его, и не важно что интерес в основном касался науки убивать.
Иаков сам учил Уилла и теперь отчасти гордился теми результатами, которые демонстрировал мутант. Из уличного бандита сделать отличного стрелка крайне тяжело. Шоу еще был далек от высшего пилотажа, но это был лишь вопрос времени. Однажды он сделает невозможное – верил Иаков.
Бывают люди совершенно негодные для того или иного дела. А бывают такие, которые годятся только для одного. Шоу умел хорошо убивать, хотя такой злости, как в Грейве в нем не было. И если Грейв работал по большей части грязно, будто ему нравилось марать, Уилл со временем научился хирургической точности, которая так нравилась Иакову.
- Неплохо. – Не просто поощрение и одобрение. Потаенная радость учителя за ученика. Если бы он мог сказать больше или… показать. Отойдя, Иаков дернул рычаг смены мишеней. Распотрошенные выстрелами фанерные фигурки сменились другими, целыми. Он усложнил задачу, нажав кнопку включения движения. Мишени рассредоточились. Те, что находились ближе, двигалась медленней тех, что оказались вдалеке.  Иакову было интересно, как Уилл опробует пистолет пулемет.


Вы здесь » Инферно » Взгляд назад » Учебное стрельбище, за три месяца до описываемых событий